Имам вступает на путь обретения знания

Имам Абу Ханифа, да помилует его Аллах Всевышний, воспитывался в Куфе в богатой, благочестивой и знатной семье и скорее всего являлся единственным сыном у своих родителей. Его отец торговал шёлком в своей лавке в Куфе, которая перешла по наследству к сыну после его смерти. Подобно некоторым другим образованным и праведным людям он еще в детстве выучил наизусть Коран. Скорее всего он не не учился ни у кого из улемов и не посещал их кружков, а сидел в лавке своего отца, пока не повстречался с аш-Ша‘би, улемом из числа последователей. Эта встреча открыла имаму, да помилует его Аллах Всевышний, путь к великому благу.

Когда ему исполнилось шестнадцать лет, отец взял его с собой в Мекку и Медину для совершения Хаджа и посещения города пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и его мечети.

Постижение наук началось для него с изучения основ религии и дискуссий с безбожниками и впавшими в заблуждение. С этой целью он более двадцати семи раз приезжал в Басру, где вел споры, защищая шариат от всего сомнительного и того, с чем хотели его связать заблудшие. Это продолжалось до тех пор, пока Абу Ханифа не приобрел большую известность, хотя было ему всего лишь двадцать лет. С этого времени в мечети Куфы стал собираться кружок его учеников, которые занимались изучением таких наук.

Поскольку Аллаху было угодно привести самого Абу Ханифу, да помилует его Аллах Всевышний, а вместе с ним и всех мусульман к великому благу, имам занялся изучением фикха. О причине этого упоминается в сообщении Зуфара, передавшего, что он слышал, как Абу Ханифа, да помилует его Аллах Всевышний, сказал:

— Я занимался каламом, пока не приобрел большую известность. Однажды, когда мы сидели поблизости от кружка Хаммада бин Абу Сулеймана, ко мне подошла какая-то женщина и сказала: «Один человек, у которого есть жена, хочет развестись с ней в соответствии с Сунной. Сколько раз он должен давать ей развод?» Я велел ей спросить об этом Хаммада, а потом вернуться и обо всем рассказать мне. Она задала этот вопрос Хаммаду и он сказал: «Он должен дать ей развод один раз после завершения месячных и не вступать с ней в половую связь. Затем ему следует подождать завершения еще двух менструальных циклов так, чтобы вместе с первым циклом всего прошло три, и после того, как она совершит полное омовение, ей можно будет выходить замуж за другого». Выслушав его, женщина вернулась и передала слова Хаммада мне, а я сказал: «Нет мне нужды в каламе», после чего взял свои сандалии, подсел к Хаммаду и стал слушать вопросы, которые он разбирал, запоминая его слова. На следующий день он занимался теми же вопросами, которые я запомнил, тогда как его ученики ошибались, и он сказал: «Пусть не садится в центре круга рядом со мной никто, кроме Абу Ханифы».

Калам — это религиозно-философское течение, представители которого уделяют особое внимание изучению логики и философии, строят свои воззрения на логических аргументах и отдают им предпочтение перед священными текстами Корана и Сунны. При этом они обосновывают свой подход тем, что логические аргументы не вызывают сомнений, тогда как священные тексты носят гипотетический характер. Или же они заявляют, что доказательства из священных текстов не приемлемы в дискуссиях с противниками ислама, что побуждает их прибегать к логической аргументации. Однако такой подход противоречит тому пути, которым шли сподвижники, поскольку они отдавали предпочтение священным текстам Корана и Сунны над любыми логическими доводами и мнениями людей. И поскольку методы мутакаллимов — последователей калама — не нашли своего отражения в методологии сподвижников, они считают, что те не в совершенстве изучили основные положения религии, поскольку были заняты войнами на пути Аллаха и прикладывали усилия для того, чтобы защитить религию. Последователи калама полагают, что их путь является более грамотным и более совершенным, чем путь сподвижников пророка, да пребудет над ним мир и благословение Аллаха. Тем самым, они умаляют достоинства сподвижников, называют их познания в области основ религии несовершенными, а их усилия на этом пути — неполноценными. Подобное отношение к ним несовместимо с позицией людей, являющихся приверженцами Сунны и объединяющихся вокруг нее (Ахлю ас-Сунна ва аль-Джама’а), которые убеждены в том, что путь сподвижников — самый правильный, самый грамотный и самый совершенный. Люди, являющиеся приверженцами Сунны и объединяющиеся вокруг нее, также считают, что воззрения сподвижников были правильными и истинными, тогда как все, что противоречит им, является заблуждением. Из всего сказанного становится ясно, что притязания мутакаллимов и прочих еретиков на принадлежность к Ахлю ас-Сунна уа аль-Джама’а, являются несправедливыми и порочными.