О поклонении имама Всевышнему Аллаху

Сообщается, что Хафс бин ‘Абд ар-Рахман сказал: «Я поддерживал деловые отношения с Абу Ханифой в течение тридцати лет. Он прочитывал Коран один раз в каждые три дня и ежедневно раздавал садаку [милостыня, добровольное даяние]».

Аль-Муваффак передал, что Букайр бин Ма‘руф сказал: «Я не расставался с Абу Ханифой ни во время его путешествий, ни тогда, когда он находился в городе, видел, чем он занимался у себя дома ночью, и мало что оставалось от меня скрытым, и не приходилось мне встречать человека, который отличался бы большим рвением, чем он! Днем он соблюдал пост, а ночью молился и читал Коран. Он отличался смирением, никогда не выходил из повиновения Аллаху и искренне стремился обучать и просвещать людей в том, что им было трудно понять. Да окажет ему Аллах Свою великую милость!»

Таким был имам Абу Ханифа, поклонявшийся и покорявшийся Аллаху, читавший по ночам Священный Коран и сделавший его своим собеседником, страшившийся Аллаха и скрывавший все это от людских взоров, постившийся долгие дни (а посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, указывал, что ничто не сравнится с наградой за пост), ежегодно совершавший хадж с тех пор, как отец взял его с собой в хадж в первый раз, и ежедневно раздававший садаку.

С учетом всего сказанного неудивительно, что ученые так часто воздавали ему хвалу. Когда аль Фадль бин Сувайд прибыл в Куфу и его спросили об Абу Ханифе, он сказал: «Мы часто сопровождали его и видели, что он часто постился и молился по ночам».

Абу Мукатиль сказал: «Я долгое время не расставался с Абу Ханифой ни во время его путешествий, ни когда он жил у себя дома, и я не видел, чтобы кто нибудь молился и поклонялся Аллаху больше, чем он, или отличался большим благочестием; что же касается фикха, то не видел я человека, более осведомленного в этой области».

‘Ата бин Джабаля сказал: «Я не встречал ни одного улема, который был бы не согласен с тем, что Абу Ханифа лучше всех разбирался в вопросах фикха, являлся самым благочестивым из людей и больше всех молился и поклонялся Аллаху».

Сообщается, что однажды Абу Ханифа, да помилует его Аллах Всевышний, читавший ночью Коран, дошел до того аята, в котором сказано: «… но Аллах оказал нам милость и защитил (нас) от мук огненного вихря!» Сура «ат-Тур», аят 27, после чего повторял эти слова до тех пор, пока муаззин не возгласил призыв на утреннюю молитву. А однажды он всю ночь напролет повторял слова Всевышнего: «… но Час этот [имеется в виду День воскресения], который является назначенным им сроком, (окажется) еще ужаснее и горше!» Сура «аль-Камар», аят 46, совершая молитву. Передают, что наложница Абу Ханифы, являвшаяся матерью его сына, сказала: «С тех пор, как я узнала его, он никогда не спал на удобной постели, а уделял сну время между полуденной и послеполуденной молитвами летом; зимой же он спал на том месте, где он обычно молился, в начале ночи».

Аль-Кардари передал, что Йахйа бин Са‘ид аль-Каттан сказал: «Мы проводили время с Абу Ханифой и слушали его, и, клянусь Аллахом, когда я смотрел на него, по лицу его мне было видно, что он боится всемогущего и Великого Аллаха».

Аль-Кардари передал также, что Ибн аль-Мубарак сказал: «Приехав в Куфу, я спросил людей, кто из жителей города является самым осведомленным в вопросах фикха, и мне сказали: «Абу Ханифа». Потом я спросил, кто из них в наибольшей мере отстраняется от мира дольнего, и мне сказали: «Абу Ханифа», а потом я спросил, кто из них отличается наибольшим благочестием, и мне снова сказали: «Абу Ханифа»».

Аль-Муваффак передал, что Мис‘ар бин Кудам сказал:

— Однажды, когда я шел по улице вместе с Абу Ханифой, он случайно наступил на ногу какому то мальчику, который сказал ему: «О шейх, разве не боишься ты воздаяния равным в День воскресения?» — и, услышав эти слова, Абу Ханифа лишился чувств. Я остался рядом с ним, а когда он пришёл в себя, сказал: «О Абу Ханифа, как сильно подействовали на тебя слова этого мальчика!» — на что он ответил: «Я боюсь, что эти слова были внушены ему».

Аль-Муваффак передал, что Ибн аль-Мубарак сказал:

— Однажды я сказал Суфйану ас Саури: «Сколь далек от поношения других Абу Ханифа! Я никогда не слышал, чтобы плохо отзывался даже о своем враге», на что он ответил так: «Клянусь Аллахом, он слишком умен для того, чтобы предоставлять власть над своими добрыми делами тому, что уничтожит эти дела».

Аль-Муваффак передал, что ‘Абд ар-Раззак сказал: «Когда бы ни смотрел я на Абу Ханифу, я всегда замечал на его глазах и щеках следы слёз».

Аль-Муваффак приводит слова Дирара бин Сурада, передавшего, что он слышал, как Йазид бин аль-Кумайт, которого Дирар считал одним из лучших людей, сказал:

— Абу Ханифа очень боялся Аллаха. Однажды во время вечерней молитвы муаззин ‘Али бин аль Хасан, позади которого находился Абу Ханифа, прочитал нам суру, в которой сказано: «Когда сотрясена будет земля…» Сура «аз-Зальзаля», аят 1. Когда мы закончили молиться и люди разошлись, я взглянул на Абу Ханифу, который сидел на своем месте, размышляя и вздыхая, и сказал: «Уйду ка я, чтобы не отвлекать его». Уходя, я оставил там светильник, в котором было только немного масла, а, когда вернулся незадолго до зари, увидел, что он стоит, держась за свою бороду и произнося такие слова: «О Тот, Кто воздаст благом за совершение благого весом с пылинку и воздаст дурным за совершение дурного весом с пылинку, защити раба Твоего ан Ну‘мана от огня и того дурного, что приближает к огню, и окажи ему милость Твою!» После этого я произнёс слова азана и увидел, что светильник горит, а он стоит, а когда я вошел внутрь, он спросил меня: «Ты хочешь забрать светильник?» Я сказал: «Я уже призвал на утреннюю молитву». Он попросил: «Никому не рассказывай о том, что ты видел», после чего совершил добровольную молитву в два раката и сидел, пока я не объявил о начале молитвы обязательной, которую Абу Ханифа, совершивший предыдущее омовение в начале ночи [имеется в виду, что все это время Абу Ханифа оставался в состоянии ритуальной чистоты], совершил вместе с нами.